Японский фарфор и художественные лаки

К первой трети XVII века относится начало производства в Японии фарфора (особенно прославились печи Арита на острове Кюсю). Это были блюда, чаши, вазы, чайницы, расписанные подглазурным кобальтом с последующим наложением железной краски, а также желтой и зеленой эмалей. Под влиянием традиционных для Японии золотых лаков в декор изделий был введен рисунок золотом. Среди декоративных мотивов преобладал растительный орнамент (цветы четырех сезонов, «три друга холодной зимы» - слива, бамбук, сосна, икебана с пышными пионами) и геометрический узор на бордюрах. Голландцы распространили эти изделия по всей Европе, где они назывались «старая Япония».

Большое распространение в Европе XVIII-XIX веков и в самой Японии имел фаянс провинции Сацума. Для него характерны твердая текстура черепка и яркой декорацией по светлому фону с тончайшим кракле.

На развитие декоративно-прикладного искусства в немалой степени воздействовал вкус тядзинов («церемониймейстеров чайной церемонии»), являвшихся тончайшими знатоками этого ритуала, его философского смысла. Художественные вкусы тядзинов оказали влияние на развитие японских ремесел. Заказывая специальную утварь – предметы из керамики, бронзы, лака, фарфора – они диктовали ремесленникам свои эстетические требования. Благодаря сложному ритуалу, в который были вовлечены участники тяною (чайной церемонии), изделия японских гончаров выполняли несвойственные им ранее качества – в них выражалось духовное начало, поэтичность, образность. Керамическая чаша для чайной церемонии не уступала по глубине образа свитку или ширме. Созданные гончарами чаши получали имя, как, например, знаменитый тяван художника Хонъами Коэцу «Фудзи». В своих работах японские гончары применяли ассиметрию и легкую неточность форм, свободные затеки и живописные пятна глазури, подчеркивали скульптурность произведений.

Ко второй половине XVII – XVIII веку относится расцвет искусства лаков. За счет богатых слоев городской буржуазии значительно расширяется круг заказчиков изделий. Экономическая независимость городских верхов позволяла им пренебрегать запретами и иметь золото и серебро. Но все же и для них золотые вещи были редкостью, поэтому так популярны были золотые лаки, в пышном декоре которых виделся горожанам ослепительный блеск мира. В основе декоративности лаков маки-э лежит сопоставление отполированного черного лака с поверхностью, усыпанной золотой пудрой, игольчатыми крупинками или инкрустацией кусочками золота. В XVIII-XIX веках часто применялся прием, сочетающий гладкую, отшлифованную золотую поверхность с рельефной, моделированной.

Стиль декорации золотых лаков был основан на законах изобразительного искусства. Наиболее сильным было влияние старинной придворной живописи XI-XII веков, привнесшей в лаковую роспись изысканность тщательно выбранных декоративных мотивов, асимметричность, значимость нейтрального фона. Одними из любимых объектов были ирисы и павлонии, воспетые в японской лирике эпохи Хэйан.